Французская пресса - 
Опубликовано : Четверг 05 Апрель 2012 - Последнее обновление : Четверг 19 Апрель 2012

Психологический облик кандидатов

(по часовой стрелке): Николя Саркози, Марин Ле Пен, Франсуа Олланд, Николя Дюпон-Эньян, Франсуа Байру, Натали Арто, Филипп Путу, Жан-Люк Меланшон, Эва Жоли и Жак Шеминад
(по часовой стрелке): Николя Саркози, Марин Ле Пен, Франсуа Олланд, Николя Дюпон-Эньян, Франсуа Байру, Натали Арто, Филипп Путу, Жан-Люк Меланшон, Эва Жоли и Жак Шеминад
© AFP

Инна Ракузина

У каждого из них есть свое любимое словечко. У Франсуа Байру это «Европа», Франсуа Олланд в любом своем выступлении напоминает о необходимости «разрыва», наверное, с прошлым. Марин Ле Пен, как и подобает истинной патриотке, предпочитает слово «Франция». Жан-Люк Меланшон частенько вставляет в свою речь слово «финансы». Лексикон Николя Саркози выдает истинного республиканца. В каждом из своих выступлений он виртуозно оперирует словом «республика». У каждого кандидата есть свое слово-фетиш, – отмечает еженедельник «Пуэн».

Чем ближе президентские выборы во Франции, тем изощреннее становятся публикации в прессе, особенно отличаются еженедельники. В последнем своем номере «Пуэн» знакомит с психологическим профилем кандидатов.

О психических травмах кандидатов в детстве на страницах журнала рассказывает известный психиатр Борис Цирюльник. Врач утверждает, что властные амбиции проявились у всех без исключения кандидатов уже в детстве, но без агрессивности.

Мать маленького Франсуа Олланда придерживалась левых взглядов, отец был католиком, близким к крайне правым. Может ли такое расхождение политических взглядов в семье травмировать ребенка? Нет, считает Борис Цирюльник, не травмировать, но дать пищу для размышлений.

Кстати, на психическом здоровье Олланда-подростка не отразился или почти не отразился переезд с матерью в парижский пригород Нейи. Франсуа быстро адаптировался, что, по мнению специалиста, важное качество для партийного лидера, во время кризиса способного проявить авторитарность.

Жан-Люк Меланшон психологических травм в детстве не пережил. Но, тем не менее, волнения юный Меланшон испытывал. В нежном возрасте ему пришлось покинуть свой марокканский рай. Меланшону-ребенку пришлось покинуть Танжер и вместе с семьей отправиться «в изгнание» в метрополию.

Материальные условия поначалу были сложные. Вырванному из привычной среды ребенку пришлось несладко, адаптация была сложной и не очень радостной. Больше всего ребенка раздражало, когда его называли «колонистом». И молодой Жан-Люк нашел нишу, в которой он чувствовал себя в полной безопасности. Это были мечтания. Ребенок сочинял пьесы, представлял себя знаменитым романистом. Наверное, у него были и другие мечты, о которых психиатру неизвестно.

Николя Саркози и Марин Ле Пен в детстве были травмированы. Николя Саркози в детстве очень сильно унижали. Он стеснялся быть ребенком разведенных родителей. Он страдал от отсутствия отца и от постоянной занятости матери. В семье он не чувствовал себя в безопасности.

Он считал себя хуже своих братьев. Они были высокие и сильные, а он с трудом дотягивался до стола. Ему недоставало материнского внимания, они виделись лишь перед отходом маленького Николя ко сну. Николя не покидала мысль, что мать его бросит, как это сделал отец.

В школе он тоже не чувствовал себя уютно среди более блестящих, элегантных и богатых товарищей. Но, как говорит мать Саркози, «его детство - это не детство героев романов Эмиля Золя». Он все-таки жил в буржуазном районе, проводил каникулы в Биаррице и Сен-Тропе.

Реальная жизнь маленького Саркози была вполне обеспеченной, и он мечтал, мечтал стать президентом, чтобы компенсировать все свои детские несчастья. Однако, став президентом, Николя Саркози не отделался от преследовавшего его в детстве чувства унижения, – считает Борис Цирюльник.

Марин Ле Пен, действительно, была сильно травмирована в детстве. В 8-летнем возрасте она пережила нападение на семейный очаг. И, о чудо! никто из близких людей не пострадал, не был даже ранен. Однако эта ночь перевернула сознание Марин. Заснула она маленькой девочкой, окруженной любимыми куклами, а проснулась человеком, отягченным сознанием того, что ее отца могли убить и разрушить их семейный очаг.

Из-за политической деятельности отца Марин довольно быстро поняла, что она не такая, как ее сверстники. Она мучительно переживала несправедливость по отношению к любимому отцу и больше всего на свете хотела ему помочь. В 1984 году еще одна травма – из семьи уходит мать. Подросток ждет ее возвращения несколько месяцев. Еще одна несправедливость, которую Марин-подросток с трудом пережила. Не легче было дочери лидера крайне правого Национального фронта и в университете.

Франсуа Байру вырос в семье с глубокими христианскими традициями. Однако и его детство было не таким уж розовым. Сверстники насмешливо называли его «оратором» за его пристрастие к длинным разговорам. Прозвищем Франсуа-подросток тяготился. Однако назвать это травмой Борис Цирюльник считает неправильным. Желание быть президентом пришло к нему уже во взрослом возрасте. Социальный успех сыграл в этом, по мнению психиатра, главную роль.
 

tags: Выборы во Франции 2012 - Жан-Люк Меланшон - Марин Ле Пен - Николя Саркози - Обзор печати - Франсуа Байру
Комментарии
КОММЕНТИРОВАТЬ ЭТУ СТАТЬЮ
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
To prevent automated spam submissions leave this field empty.
CAPTCHA
Во избежание спам-рассылок, мы хотим убедиться, что сообщение посылает не робот.
Close